Насморк. Страница 49

Насморк. Страница 49

Как лечить насморк? Рекомендации для взрослых пациентов

Спрей для носа от насморка может помочь справиться с неприятными симптомами.

Насморк вызывает дискомфорт, может нарушаться сон и возникнуть риск осложнений со стороны нижележащих отделов дыхательных путей.

Без своевременного лечения насморка повышается риск развития осложнений — вплоть до хронических заболеваний носа.

Ощущение сухости в носу, щекотания, жжения — частые спутники ринита или его последствий.

Для снижения риска заражения при сезонных ОРВИ могут быть использованы некоторые средства на основе морской воды.

Средство на основе натуральной морской воды — грамотная профилактика заболеваний носа и носовой полости.

Риностоп ® Аква Софт рекомендуется для орошения раздраженной, особо чувствительной и/или травмированной слизистой полости носа, в том числе при аллергии, а также сухости слизистой оболочки.

Почему выбирают Риностоп ® Аква софт?

Риностоп ® Аква Форте — средство для орошения полости носа при сильной заложенности.

Подробнее о составе.

Риностоп ® Аква тщательно промывает все отделы полости носа и носоглотки, способствуя активному их очищению от бактерий, вирусов, аллергенов, корок, слизи, частиц пыли.

Узнать состав препарата.

Затрудненное дыхание, бесконечные носовые платки, раздражение на крыльях носа — с насморком хоть раз сталкивался, наверное, каждый взрослый человек. В этом состоянии нет ничего приятного. Оно может лишить сил и основательно испортить настроение на несколько дней. Для того чтобы максимально сократить этот срок, современная медицина предлагает различные лекарства — некоторые можно применять только по назначению врача, а другие — на безрецептурной основе. В этой статье мы попробуем разобраться в разновидностях и принципах действия таких препаратов.

Причины и виды насморка

Что такое насморк, известно всем: и взрослым, и детям. Но не все представляют себе механизм его появления. А ведь для того чтобы понять, как быстро от него избавиться, стоит заинтересоваться этим вопросом.

Внутренняя оболочка носовой полости производит слизь, которая обладает антисептическим действием, убивая множество вредных микроорганизмов, попадающих вместе с воздухом. Мерцательные клетки слизистой носа с микроскопическими ресничками обеспечивают непрерывное движение этой жидкости по направлению от носовых отверстий к гортани, поэтому в отсутствие заболеваний, человек не замечает работы данного механизма. Однако стоит инфекции или аллергену взять верх над иммунной защитой, возникает отек слизистой оболочки и мозг «дает команду» об увеличении секреции слизи. Реснички перестают справляться со своей работой — так и возникает насморк. Кроме того иногда под воздействием патогенных факторов количество подвижных ресничек снижается — это может стать поводом для затяжного заболевания.

Существует несколько типов насморка. Среди основных можно выделить следующие:

  • Острый ринит. Возникает вследствие инфекционного поражения слизистой оболочки. Имеет несколько стадий: первая характеризуется сухостью и жжением в носу, вторая — заложенностью носовых проходов и большим количеством жидкой слизи, третья — появлением гнойных выделений из носа, возникших вследствие ответа иммунной системы. После этого симптомы постепенно сходят на нет. Весь процесс может занимать как 2–3 дня, так и более длительное время в зависимости от особенностей и состояния организма.
  • Хронический ринит. Это заболевание, которое можно охарактеризовать как длительный непроходящий насморк с периодами ремиссии (исчезновения симптомов). Оно возникает в результате плохо пролеченного заболевания или при сложном его течении.
  • Аллергический ринит. Возникает вследствие немедленной реакции организма на определенный аллерген. Часто имеет сезонный характер.

Независимо от причины, насморк может стать предпосылкой для серьезных проблем со здоровьем.

Куда приводит… насморк

Пожалуй, каждый слышал поговорку, что если насморк лечить, то он проходит за 2 недели, а если нет — за 14 дней. Возможно, иногда так и происходит. Но иногда непролеченный насморк ведет прямиком к возникновению гораздо более опасных и неприятных заболеваний.

Слизь, которая забивает носовые проходы, застаивается и способствует продвижению инфекции по дыхательным путям. В результате безобидный насморк может перерасти в синусит, т.е. воспаление носовых пазух. Это в отсутствие лечения может стать причиной возникновения и более опасных заболеваний.

Неправильная терапия или ее отсутствие грозит превращением острого насморка в хронический. А это значит, что выздоровление откладывается на неопределенный срок. Для того чтобы заболевание не получило развития, следует предпринять меры.

Чем лечить сильный насморк?

Прежде чем выбирать лекарство для взрослых, необходимо точно знать причину возникновения ринита. В зависимости от нее может потребоваться один из следующих препаратов:

  • Противоаллергические лекарства. Основаны на действующем веществе, блокирующем реакции гистамина, отвечающего за проявления аллергии. Могут выпускаться как в форме таблеток, так и в других видах, например, назальных спреев. Показанием к назначению может служить аллергический ринит, в том числе и круглогодичный.
  • Противовирусные лекарства. Могут быть использованы как для профилактики, так и для лечения насморка у взрослых на начальных стадиях, в первые дни болезни. Действие лекарств направлено на стимуляцию иммунной системы или непосредственно на атаку вируса. Существуют назальные формы противовирусных лекарств. Их применяют при ОРЗ, ОРВИ, простуде.
  • Антибактериальные лекарства (антибиотики). Использование при насморке антибиотиков может быть рационально лишь при присоединении к обычной причине ринита — вирусного заражения — осложнения в виде бактериальной инфекции. Антибиотики могут назначить при хроническом насморке или при распространении воспаления в околоносовые пазухи.
  • Глюкокортикостероиды. Это гормональные средства, которые имеют противовоспалительное, иммуннорегулирующее и антиаллергическое действие. Для лечения насморка подходят препараты местного применения — капли или спреи. Их используют при хроническом рините, синусите, полипах, аллергическом рините.

Каждое из этих средств можно назвать «тяжелой артиллерией» в лечении насморка у взрослых. Они имеют определенные противопоказания и побочные эффекты, поэтому данные медикаменты не всегда можно употреблять без назначения врача.

Существует еще два типа лекарств, которые широко применяют для лечения ринита, вызванного различными причинами. Это сосудосуживающие средства, противостоящие насморку практически любой этиологии, а также препараты на основе морской воды. Давайте рассмотрим их подробнее.

Сосудосуживающие препараты

Популярность данных средств обусловлена быстрым наступлением эффекта: уменьшением отека слизистой носа, который и вызывает ощущение «заложенности». Сосудосуживающие лекарства снижают приток крови к тканям слизистой поверхности, за счет чего их отечность быстро спадает.

Подобные лекарства актуальны при сильной заложенности носа, которая значительно снижает качество жизни пациента — мешает нормально спать, работать, учиться и т.д [1] . Длительность действия сосудосуживающих средств для носа составляет в среднем 3–8 часов, однако есть и более «продолжительные» варианты — до 12 часов. Часто выпускаются в виде капель и спреев для носа иногда — гелей и мазей.

Врачи не рекомендуют использование сосудосуживающих капель для носа сроком более 3–5 дней [2] . Связано это с возможным развитием эффекта привыкания. Однако в тех случаях, когда избавиться от заложенности необходимо максимально быстро и на непродолжительное время (например, во время деловой встречи), сосудосуживающие препараты для носа могут быть весьма актуальны.

Существует несколько действующих веществ, которые сужают сосуды, являясь распространенными компонентами капель и спреев против заложенности носа:

  • Ксилометазолин. Действие препаратов на его основе длится до 8–10 часов, проявляется через несколько минут после приема [3] . Основные представители рынка в высокой ценовой категории — спреи «Отривин» и «Ксимелин», в доступной — «Риностоп» и «Снуп».
  • Оксиметазолин. Длительность действия может достигать 12 часов, средство не рекомендуют принимать дольше 5–7 дней как, впрочем, и препараты на основе ксилометазалина. Торговые названия, которые можно встретить в аптеках, — «Риностоп Экстра», «Африн», «Називин».
  • Нафазолин. Данное действующее вещество избавляет от отека на срок до 4–6 часов. При регулярном применении привыкание к препаратам может возникнуть уже через 7 дней [4] . Одним из известных представителей рынка является «Нафтизин».

Препараты на основе морской воды

Промывание носа подсоленной в домашних условиях водой уже не актуально. Теперь на полках аптек можно найти специальные растворы натуральной морской воды разной концентрации, каждая предназначена для решения определенных задач. Почему она полезна для носа? Минеральный состав натуральной морской воды близок к составу крови и других жидкостей организма, поэтому не вызывает раздражения или сухости слизистой. Кроме того, морская вода содержит множество полезных микроэлементов, которые восстанавливают внутреннюю защитную оболочку носа. Подобные средства разжижают слизь, способствуя ее легкому выведению, а также очищают нос от патогенных бактерий, возбудителей инфекций и аллергенов.

Растворы морской воды для носа обычно выпускаются в виде спреев и капель. Подходят для лечения любого типа насморка или заложенности носа, как у взрослых, так и у детей — здесь главное правильно выбрать концентрацию раствора:

  • Изотонический раствор морской воды содержит 0,9 г/л хлорида натрия, содержащегося в морской воде, что практически совпадает с его концентрацией в крови. Очищает и увлажняет слизистую, выводит слизь, борется с воспалением, восстанавливает функции слизистой оболочки носа. Подходит для дополнения лечения острого и хронического насморка, аллергического насморка, а также для профилактики этих заболеваний и ежедневного гигиенического ухода за полостью носа, а также для борьбы с ощущением сухости слизистой носа. В аптеках можно встретить изотонические растворы из линейки «Риностоп Аква» — они представлены тремя видами: «Риностоп Аква Софт» (для ежедневной гигиены и увлажнения) и «Риностоп Аква Норм» (для профилактики и лечения ринита и простуды), а также «Риностоп Аква Беби» — для ежедневного ухода и орошения носа у детей с рождения.
  • Гипертонический раствор имеет более серьезную концентрацию — свыше 0,9 г/л хлорида натрия морской воды (обычно около 2,2 г/л). Он предназначен для борьбы с заложенностью носа, то есть — отеком тканей. В отличие от сосудосуживающих средств, гипертонический раствор морской воды «вытягивает» скопившуюся здесь жидкость, в результате чего отеки уменьшаются [5] . В аптеках можно встретить такие препараты под названием «Аквалор Форте», а также «Риностоп Аква Форте» — они могут помочь даже при сильной заложенности носа. Положительным моментом гипертонических растворов морской воды является возможность их длительного применения без риска развития привыкания, как это происходит при применении сосудосуживающих средств.
Читать еще:  Ацц при сухом кашле

Как выбрать безрецептурный препарат от насморка?

В первую очередь обращайте внимание на состав средства от насморка, например, натуральная морская вода по целебным свойствам отличается от воды на основе морской соли. Последняя обладает сниженным количеством полезных минеральных веществ за счет технологии их производства [6] . Также необходимо учитывать возрастные ограничения. Не каждый спрей подойдет для ребенка, ведь в младшем возрасте носовые перегородки более уязвимы — необходимо использовать специальные насадки с ограничительным кольцом для определения глубины введения спрея в носовой ход ребенка, а также предполагающие мягкое распыление для бережного и нетравматичного орошения полости.

Не стоит относиться к насморку легкомысленно — это ставшее привычным заболевание может быть причиной довольно серьезных осложнений, если от него вовремя не избавиться. Но, как мы выяснили, есть разные группы средств для решения проблемы насморка: сосудосуживающие препараты и средства на основе натуральной морской воды. Первые сужают сосуды слизистой носа и тем самым уменьшают заложенность носа. Их применение целесообразно не более 5–7 дней. Средства же на основе морской воды действуют мягко и естественно. Причем применять их можно в течение длительного периода времени, а также в профилактических целях. Это особенно важно для тех, кто не понаслышке знает, что болезни легче избежать, чем ее лечить.

Читать онлайн “Расследование. Рукопись, найденная в ванне. Насморк” – RuLit – Страница 49

Кто-то шел по коридору. Я не мог здесь больше оставаться. Неимоверным усилием воли я подавил желание убежать.

Из-за поворота появился высокий офицер с наголо обритой головой. Я хотел уступить ему дорогу, но он шел прямо ко мне. Загадочная неопределенная улыбка блуждала по его темному лицу.

— Извините, — произнес он пониженным тоном, не дойдя до меня трех шагов. — Не хотите ли зайти?

Он указал рукой на следующую по коридору дверь.

— Не понимаю, — ответил я так же тихо. — Это, наверное, какая-то ошибка…

— О, нет, наверняка нет, прошу вас.

Он отворил дверь и ждал. Я сделал один шаг, потом второй и оказался в светло-желтом кабинете. Кроме стола с несколькими телефонами и стульев, в нем не было никакой другой мебели. Я остановился возле двери. Он закрыл ее тихо и тщательно, после чего прошел мимо меня в кабинет.

— Вам известно, кто я?

Он кивнул головой. Это было похоже на легкий поклон.

— Так точно, знаю. Прошу вас.

Он придвинул ко мне стул.

— Я не знаю, о чем бы мы могли с вами говорить.

— О, естественно, я понимаю вас, но, несмотря на это, я постараюсь, однако, сделать все, чтобы не допустить разглашения.

— Разглашения? О чем вы говорите?

Я все еще стоял. Он подошел ко мне так близко, что я почти ощущал тепло его дыхания, заглянул мне в глаза, отвел взгляд, заглянул снова.

— Вы действуете здесь не по плану, — проговорил он, понизил голос почти до шепота. — В принципе, конечно, я не должен вмешиваться в ваши дела, но было бы лучше, если бы я разъяснил вам некоторые… если бы я переговорил с вами вот так, с глазу на глаз. Это, возможно, помогло бы избежать некоторых излишних осложнений.

— Лично я не вижу никакой общей для нас темы, — сухо ответил я.

Не столько его слова, не столько даже тот тон, которым они были произнесены, прибавили мне смелости, сколько эти угодливые, такие заискивающие взгляды. Если только он не хотел как следует меня успокоить, а затем…

— Понимаю, — сказал он после долгой паузы. В голосе его прозвучала истерическая нотка. Он провел рукой по лицу. — В подобной ситуации, с таким поручением каждый офицер действовал бы так же, как вы, однако для общего блага можно иногда сделать исключение…

Я посмотрел ему в глаза. Его веки задрожали.

— Слушаю вас, — проговорил я, прикоснувшись пальцами к поверхности стола. — Ну что же, изложите мне то, что считаете нужным мне сказать.

— Благодарю вас. Я не отниму у вас много времени. Вы действуете по указанию свыше. Теоретически мне вообще-то ничего не известно о суперревизии, но вы же знаете, как это бывает! Боже мой! Кое-что просачивается! Вы ведь знаете!

Он ждал от меня хотя бы одного слова или кивка, но я продолжал сидеть неподвижно, и тогда глаза его болезненно блеснули, на щеках появился румянец, сквозь который просвечивала бледность, словно от холода разлившаяся по его смуглому лицу. Он выпалил:

— Так вот! Этот старик долгое время работал на них. Когда я разоблачил его, он признался, и я вместо того, чтобы передать его в Отдел Де, что формально было моим долгом, решил продолжать держать его на том же посту. Они продолжали считать его своим агентом, но теперь он работал уже на нас. Они должны были прислать к нему своего человека, курьера, и я на него приготовил ловушку. К сожалению, вместо него явились вы и…

Он развел руками.

— Минуточку. Значит, он работал на нас?

— Естественно! Под воздействием моего нажима. Отдел Де сделал бы тоже самое, но тогда для моего отдела это дело было бы потеряно, не так ли? И хотя это я его разоблачил, кто-то другой записал бы это на свой счет. Но, впрочем, я поступил так не из-за этого, а чтобы упростить, ускорить, для общего блага…

— Хорошо. Но почему в таком случае он…

— Почему он отравился? Он, очевидно, предположил, что вы и являетесь тем самым курьером, которого он ожидал, и что вы уже знаете о его измене. А ведь здесь он был пешкой…

— Да, это именно так. Сознаюсь, я превысил свою компетенцию, оставив его на прежнем месте. И, чтобы закопать меня, вас направили прямо к старику. Интрига…

— Да, но ведь я случайно зашел в его комнату! — вырвалось у меня.

Прежде чем я успел пожалеть о своих словах, офицер криво усмехнулся.

— Можно подумать, от того, что вы зашли бы в соседнюю комнату, что-нибудь изменилось бы, — пробормотал он и опустил глаза.

Призрачное зрелище череды совершенно одинаковых седых розовеньких старичков в очках с золотой оправой, которые терпеливо улыбались, поджидая меня за своими столами, бесконечная галерея чисто убранных, светлых комнат встала перед моими глазами, вызвав во мне внутреннюю дрожь.

— Так значит, не только в этой комнате?

— Ну конечно, ведь мы должны действовать наверняка!

— И в этих других комнатах тоже?

Он кивнул головой.

— На кого же они работают?

— На нас и на них. Вы же знаете, как это бывает. Но мы их держим крепко, и на нас они работают продуктивнее.

— Но постойте… Что это он мне плел о планах мобилизации. О тысячах вариантах оригинала.

— О, это был шифр, опознавательный шифр, пароль. Вы, видимо, его не понимали, потому что это был их шифр, а он наверняка решил, что вы не хотите понимать, а значит, уже знаете о его предательстве. Мы ведь все носим нагрудные дешифраторы…

Он расстегнул мундир на груди и показал мне спрятанный под рубашкой плоский аппарат. Я тут же вспомнил, как офицер, который ехал со мной в лифте, прижимал руку к сердцу.

— Вы упомянули об интриге. Чья это была интрига?

Офицер побледнел. Его веки задрожали и опустились, несколько секунд он сидел с закрытыми глазами.

— Сверху, — прошептал он. — Сверху явно метили в меня, но ведь за мной нет никакой вины… Если бы вы воспользовались хотя бы частью своих широких полномочий и…

— И замяли бы это дело, то я сумел бы…

Он не договорил. Затем какое-то время с близкого расстояния изучал поверхность моего лица.

Я видел блестящие, как стекло, белки его застывших, расширенных глаз. Пальцами рук, сложенных на коленях, он гладил, мял, дергал материал мундира.

— Девятьсот шестьдесят семь на восемнадцать на четыреста тридцать девять, — умоляюще прошептал он.

— Четыреста одиннадцать… Шесть тысяч восемьсот девяносто четыре на пять! Нет? Тогда на сорок пять! На семьдесят!

Он заклинал меня дрожащим голосом. Я продолжал молчать. Он встал, бледный, как стена.

— Девятнадцать? — сделал он еще одну попытку. Это прозвучало как стон.

— Ага, значит, так? — сказал он. — Понимаю. Шестнадцать. Хорошо… Что ж… Прошу меня извинить.

Прежде чем я пришел в себя, он вышел в соседнюю комнату.

— Господин офицер! — крикнул я. — Подождите же! Я…

За приоткрытой дверью грохнул выстрел, вслед за которым послышался звук падающего тела. Остолбеневший, со вставшими дыбом волосами, я стоял посреди комнаты. “Бежать!” — зазвенело у меня в голове, но в то же время, весь обратившись в слух, я ловил звуки, все еще доносившиеся из комнаты. Что-то слабо стукнуло, словно каблук ударился об пол. Еще один шорох… и тишина, полная тишина. Через щель приоткрытой двери была видна нога в форменной штанине. Не спуская с нее глаз, я попятился задом к выходу, ощупью нашел ручку и надавил на нее.

Читать еще:  Как протекает воспаление легких

Коридор — я проверил это двумя косыми взглядами — был пуст. Закрыв за собой дверь, я повернулся и прижался к ней спиной. Напротив, небрежно опираясь рукой о филенку, в распахнутой двери неподвижно стоял приземистый офицер и не отрываясь смотрел на меня. Внутри у меня все оборвалось. Я перестал дышать, ощущая, как делаюсь все более плоским под его слегка скучноватым ледяным взглядом. Его лицо, широкое, толстощекое, выражало все более явное неудовлетворение и недовольство.

Он извлек из кармана какой-то маленький предмет — перочинный ножик? — подбросил его вверх раз, другой, третий, по-прежнему не спуская с меня глаз, затем крепко схватил его, провел указательным пальцем — с тихим треском выскочило лезвие. Он попробовал его подушечкой большого пальца, усмехнулся одними уголками губ, медленно прикрыл веки, словно бы говоря «да», после чего отступил в свою комнату и закрыл дверь.

Я стоял и ждал. В тишине возник носовой певучий звук поднимавшегося где-то лифта. Звук ослаб, исчез. Я снова слышал лишь шум собственной крови. Наконец я оторвал руки от лакированной поверхности двери. Мог ли он наблюдать за мной через замочную скважину? Нет, она была маленьким черным пятнышком.

Расследование. Рукопись, найденная в ванне. Насморк (49 стр.)

– В отношении шифра я мог бы в конце концов согласиться, – произнес я, осторожно подбирая слова. – Вы имеете в виду, вероятно, наследственность, эти маленькие наши собственные изобретения, которые мы носим в каждой частичке своего тела, чтобы оттиснуть их в потомках… но маскировка? Что я имею с ней общего?

– Вы. Прошу прощения, – ответил Прандтль, – но меня это дело не касается. Не я буду решать ваше дело. Ко мне это не имеет никакого отношения.

Он подошел к дверце в стене. Из руки, которая в ней появилась – должно быть, она была женской, поскольку я заметил покрытые красным лаком ногти, – он взял бумажку и протянул ее мне.

“Угроза флангового удара – точка, – читал я, – направить подкрепления в сектор УП-19431 – точка – за квартирмейстера седьмой оперативной группы Ганцни рст плк дипл – конец”.

Я поднял голову, откладывая в сторону обрывок телетайпной ленты, и слегка подался вперед.

В стакане плавала вторая муха.

Жирный офицер, должно быть, бросил ее туда, пока я был занят чтением. Я посмотрел на него. Он зевал. Это выглядело так, словно он умирал с разинутым ртом.

– Ну, что это такое? – спросил Прандтль.

Его голос донесся до меня словно издалека. Я заставил себя встряхнуться.

– Какая-то расшифрованная депеша.

– Нет. Это шифр, который требует расшифровки.

– Но ведь это какое-то секретное донесение.

– Нет, – он снова отрицательно покачал головой. – Маскировка шифров под видом невинных сообщений, вроде каких-то там частных писем или стишков – это все относится к прошлому. Сегодня каждая сторона стремиться создать у другой видимость того, что посылаемое не является шифровкой. Вы понимаете?

– До некоторой степени…

– А теперь я покажу вам тот же самый текст, пропущенный через ДЕШ – так мы называем нашу машину.

Он снова приблизился к дверце, выхватил из белых пальцев ленту и вернулся с ней к столу.

“Баромосовитура инколонцибаллистическая матекосится чтобы канцепудроливать амбидафигигантурелию неокодивракиносмейную”, – прочитал я и посмотрел на него, не скрывая изумления.

– Это вы называете расшифровкой?

Он снисходительно усмехнулся.

– Это второй этап, – объяснил он. – Шифр был сконструирован так, чтобы его первичное декодирование давало в результате нагромождение бессмыслиц. Это должно было бы подтвердить, что первичное содержание исходной депеши не было шифром, что оно лежит на поверхности и является тем, что вы до этого прочли.

– А на самом деле… – поддержал я его.

– Сейчас вы увидите. Я принесу текст, еще раз пропущенный через машину.

Бумажная лента выскользнула из ладони в квадратной дверце. В глубине промелькнуло что-то красное. Прандтль заслонил собой отверстие. Я взял ленту, которую он мне подал. Она была теплой, не знаю только, почему: от прикосновения человека или машины.

“Абрутивно канцелировать дервишей, получающих барбимуховые сенкобубины от свящеротивного турманска показанной вникаемости”.

Таков был этот текст. Я помотал головой.

– И что вы намерены делать с этим дальше?

– На этой стадии заканчивается работа машины и начинается человеческая. Крууух! – крикнул он.

Вырванный из оцепенения жирный офицер застонал. Мутными, словно затянутыми пеленой глазами он посмотрел на Прандтля, тот бросил ему в лицо:

– Нее, – проблеял толстый фальцетом.

– О… от… – стонал толстяк.

Слюни текли у него изо рта.

– Ве… ве… м-м… мууу… иску… искусственные м… м! М! Хи! Хи-хи!

Толстяк зашелся неудержимым смехом, который перешел в посинение его лица, тонувшее в наползающем на него жире. Он рыдал, хватая ртом воздух, слезы текли у него из глаз и исчезали в складках обвислых щек.

– Довольно! Крууух! – рявкнул капитан. Затем обратился ко мне: – Осечка. Ложная ассоциация. Впрочем, почти весь текст вы уже слышали.

– Текст? Какой текст?

– “Не будет ответа”. Это все. Крууух!

Он повысил голос. Жирный офицер содрогался всей своей затянутой в мундир тушей, вцепившись в стол толстыми, похожими на колбаски пальцами. После окрика Прандтля он притих, с минуту еще повизгивал, потом стал гладить обеими руками лицо, словно хотел таким образом унять себя.

– “Не будет ответа”? – тихо повторил я.

Мне казалось, что недавно я уже слышал от кого-то эти слова, но не мог вспомнить, от кого именно.

– Довольно скудная информация.

Я поднял глаза на капитана. Его губы, все это время остававшиеся искривленными, словно он ощущал во рту какую-то легкую горечь, чуть усмехнулись.

– Если бы я показал вам текст более богатый по содержанию, мы оба могли бы потом об этом пожалеть. Впрочем, и даже в этом случае…

– Что даже в этом случае? – резко спросил я, словно эти невзначай брошенные слова затронули какую-то неимоверно важную для меня вещь. Прандтль пожал плечами.

– В общем-то, ничего. Но я показал вам фрагмент современного шифра, не слишком сложного, однако находящегося в употреблении. Впрочем, он имеет многослойную маскировку.

Он говорил быстро, словно бы пытаясь отвлечь мое внимание от недосказанного намека. Я хотел вернуться к нему, открыл уже рот, но вместо этого высказал:

– Вы говорили, что все является шифром. Это была метафора?

– Следовательно, каждый текст…

– Ну конечно. Прошу вас, подойдите сюда.

Мы приблизились к маленькой дверце. Он открыл ее, и вместо следующей комнаты, которая, как я предполагал, там находилась, я увидел занимавший весь проем темный щит с небольшой клавиатурой. В середине его виднелось нечто вроде никелированной щели с высовывавшимся из нее, словно змеиный язычок, концом бумажной ленты.

– Процитируйте, пожалуйста, фрагмент какого-нибудь литературного произведения, – обратился ко мне Прандтль.

– Может быть… Шекспир?

– Так вы утверждаете, что его драмы – это набор зашифрованных депеш?

– Все зависит от того, что мы понимаем под депешей. Но, может, нам лучше все же проделать этот опыт? Я слушаю.

Я опустил голову. Долго я не мог ничего вспомнить, кроме снова и снова приходящего на ум возгласа Отелло: “О, обожаемый задок!”, но эта цитата показалась мне слишком короткой и не соответствующей требованиям.

– Есть! – вдруг сказал я и поднял голову. – “Мой слух еще и сотни слов твоих не уловил, а я узнала голос: ведь ты Ромео? Правда?”

Капитан быстро нажимал на клавиши, выстукивая изреченную цитату. Из похожей на отверстие почтового ящика щели поползла, извиваясь в воздухе, бумажная полоса. Прандтль осторожно подхватил ее и подал мне. Я держал в руках кончик ленты и терпеливо ждал. Она медленно, сантиметр за сантиметром, выползала из щели. Слегка натягивая ее, я чувствовал внутреннее подрагивание механизма, который ее перемещал.

Легкая дрожь, ощущавшаяся через полоску бумаги, внезапно прекратилась.

Лента продолжала выползать, но уже чистая. Я поднес отпечатанный текст к глазам.

“Подлец мать его подлец руки и ноги ему переломать со сладостью неземной мэтьюзнячий выродок мэтьюз мэт”.

– И что это значит? – спросил я, не скрывая удивления. Капитан покивал головой.

– Я полагаю, что Шекспир, когда писал эту сцену, испытывал неприязненные чувства к лицу по имени Мэтьюз и зашифровал их в тексте драмы.

– Ну, знаете, никогда в это не поверю! Иными словами, он умышленно совал в этот чудесный лирический диалог площадную брань по адресу какого-то Мэтьюза?

– А кто говорит, что умышленно? Шифр – это шифр вне зависимости от намерений, которыми руководствовался автор.

– Разрешите? – спросил я. Затем приблизился к клавиатуре и сам настучал на ней уже расшифрованный текст.

Лента ползла, скручивалась в спираль. Я заметил странную улыбку на лице Прандтля, который, однако, ничего не сказал.

“Ес ли бы ты мне да ла эх рай ес ли бы ты мне эх рай да ла бы да ла рай эх ес ли бы”, – увидел я аккуратно сгруппированные по слогам буквы.

Читать еще:  При сухом кашле можно делать ингаляции

– Ну так? – спросил я. – Что же это такое?

– Следующий слой. А чего же вы ожидали? А? Мы просто докопались до еще более глубокого уровня психики средневекового англичанина, и ничего более.

– Этого не может быть! – воскликнул я. – Значит, этот чудесный стих – всего лишь футляр, прячущий внутри каких-то свиней: дай – и рай? И если вы заложите в свою машину величайшие литературные произведения, непревзойденные творения человеческого гения, бессмертные поэмы, саги – из этого тоже получится бред?

– Конечно. Ибо все это бред, дорогой мой, – холодно ответил капитан. – Диверсионный бред. Искусство, литература – разве вы не знаете, для чего они предназначаются? Для отвлечения внимания.

– Очень плохо. Вы должны знать, ибо, в таком случае, что вы здесь делаете?

Я молчал. С напряженным лицом, кожа на котором натянулась, словно полотно, обтягивающее острые камни, он тихо сказал:

– Даже разгаданный шифр все равно остается шифром. Под взором специалиста он сбрасывает с себя покров за покровом. Он неисчерпаем, не имеет ни пределов, ни дна. Можно углубляться в слои все менее доступные, все более глубокие, и этот процесс бесконечен.

– Как же так? А… “не будет ответа”? – Я напомнил ему его предыдущую расшифровку. – Ведь вы представили мне эту фразу как окончательный вариант.

7 ошибок, из-за которых насморк не проходит

Заработать хронический ринит можно, даже если неправильно сморкаться.

Говорят, если насморк лечить, он проходит за неделю, а если не лечить, то за семь дней. Обычно так и есть. Но иногда, даже несмотря на лечение, сопли задерживаются на неделю, две, три… А это уже хронический ринит.

Вот почему так происходит.

1. Вы выбрали неподходящие препараты

Насморк кажется столь обыденным явлением, что так и хочется заняться самолечением. Хлюпая носом, вы приходите в аптеку и просите фармацевта: «А дайте-ка мне какие-нибудь капли от соплей». И получаете препарат, возможно популярный и действенный, но не подходящий конкретно вам.

Дело в том, что у насморка может быть множество причин Runny nose , помимо простуды. Например:

  • аллергия: от популярной сезонной до холодовой;
  • излишне сухой и пыльный воздух в помещении, где вы проводите большую часть дня;
  • гормональные изменения в организме: беременность, климакс, развивающийся диабет и так далее;
  • даже случайно попавший в носовые ходы крохотный предмет…

Каждая из этих причин требует своей схемы лечения. И те медикаменты, которые помогут при одной, окажутся категорически неэффективными или даже ухудшат симптомы при другой. Так, сосудосуживающие капли не избавят вас от насморка, вызванного посторонним предметом в носу.

Что с этим делать

Чтобы не ошибиться и не капать в нос то, что не подходит в вашей ситуации и не сможет её улучшить, покупайте лишь те лекарства, которые выпишет вам терапевт или лор.

Если вы уже пользуетесь каким-то медикаментом, отмените его и обговорите возможные альтернативы всё с тем же врачом.

2. Вы злоупотребляете сосудосуживающими средствами

Сосудосуживающие капли и спреи действительно помогают быстро остановить насморк. Но в инструкции к большинству из них не зря написано: «Использовать не более 3–5 дней». Продолжая закапывать их сверх оговорённого срока, вы рискуете заработать так называемый медикаментозный ринит Can You Overuse Nasal Spray? .

Сосудосуживающие средства, как ясно из названия, уменьшают просвет кровеносных сосудов носа. За счёт этого снимается отёк слизистой оболочки, из-за которого мы и ощущаем заложенность. Звучит вдохновляюще, но, увы, тут есть два неприятных момента.

Сосуды, во-первых, привыкают к лекарству и перестают на него реагировать. А во-вторых, отвыкают сужаться самостоятельно — им требуется лекарство. Но на него-то они уже не реагируют. Получается эдакий замкнутый круг: нос уже не может избавиться от заложенности сам, а сосудосуживающие средства больше не помогают.

Стремясь всё-таки вздохнуть свободно, вы увеличиваете дозу медикамента. И на время это действительно срабатывает, но затем всё повторяется. Дозу приходится раз за разом увеличивать, и в конце концов вы уже не можете жить без заветного флакончика, а насморк превращается в постоянного спутника.

Что с этим делать

Как можно быстрее отправляйтесь к лору и решайте возникшую проблему в тесном сотрудничестве. Скорее всего, вам придётся отменить препарат и терпеть заложенность носа, пока сосуды не восстановятся.

3. Вы закапываете в нос луковый сок и другие народные средства

Лук — прекрасное средство для облегчения симптомов заложенности носа. Эксперты, опрошенные известным медицинским ресурсом WebMD, даже рекомендуют Home Treatments for Babies использовать его в комнатах, где спят простуженные малыши. Мол, нарежьте свежий сочный лук кольцами, выложите на тарелочку и поставьте её у изголовья детской кроватки. Содержащаяся в луке сера поможет нормализовать отток слизи, и в результате младенец сможет свободно вздохнуть.

Всё хорошо, кроме одного: речь идёт о вдыхании запаха лука, но ни в коем случае не о луковых каплях в нос! Слизистая оболочка носоглотки очень чувствительна. Едкий луковый сок может её повредить или пересушить, лишив организм природной защиты от инфекций. А это значит, что болезнь затянется.

То же касается и других народных рецептов вроде капель из лимона, раствора хозяйственного мыла и так далее. Используя их, вы делаете уверенный шаг к хроническому риниту.

Что с этим делать

Отменить луковые капли и заняться восстановлением повреждённой слизистой. Лучше всего это делать под руководством лора.

Чаще всего восстановление слизистой означает лишь её увлажнение: следите, чтобы воздух был влажным, и несколько раз в день промывайте нос солевыми растворами. Их можно купить в аптеке или приготовить самостоятельно: в стакан тёплой воды добавьте по ¹⁄₄ чайной ложки соли и соды.

4. Вы спите и работаете в помещении с пониженной влажностью воздуха

Чтобы нос (да и весь организм в целом) функционировал нормально, влажность воздуха в квартире или офисе должна составлять 40–60%. Однако бывает, что воздух пересушен. Чаще всего это случается зимой из-за закрытых окон и работающих отопительных приборов. Тогда влажность падает до 15–20%.

В таких условиях слизистая оболочка носа пересыхает Manage Dry Indoor Air This Winter , истончается. И организм либо легче цепляет инфекции (вы не вылезаете из простуд с ринитом в качестве одного из ключевых симптомов), либо запускает процесс усиленного производства соплей, чтобы течью из носа компенсировать недостаток увлажнения.

Что с этим делать

Начните увлажнять воздух в помещении. Купите специальный прибор или сделайте его самостоятельно.

Если это не ваш вариант, регулярно увлажняйте носовые ходы солевыми растворами. Как их делать, читайте в предыдущем пункте.

5. Вы переносите насморк на ногах

Насморк не то состояние, ради которого можно брать больничный. Но если он сопровождается простудой и общим ухудшением самочувствия, крайне желательно What home remedies can help with a runny nose? снизить активность.

Идеальный вариант — пару дней провести дома, под тёплым одеялом, налегая на горячее питьё. В этом случае все силы организма будут направлены на борьбу с инфекцией, а вместе с простудой вы избавитесь и от ринита.

Если же релакс вам только снится, борьба может затянуться, а насморк — перейти в хроническую форму.

Что с этим делать

Позвольте себе отдохнуть, дав иммунной системе возможность справиться с заболеванием.

6. У вас полипы или другие осложнения, о которых вы ещё не знаете

Иногда отёк тканей в носу становится привычным. Это случается, например, у тех, кто страдает от сезонных аллергий или уже много лет переносит простуды на ногах. Отёчные участки слизистой потихоньку увеличиваются. Так в носоглотке появляются наросты — полипы Nasal polyps .

Пока полипы маленькие, они не дают о себе знать. Но год от года они растут и в какой-то момент начинают задерживать слизь в носовых проходах. Так возникают симптомы заложенности носа и насморка, который никак не проходит.

Причинами хронического ринита могут быть и другие осложнения. К примеру, воспаления придаточных пазух носа либо перенесённые травмы, которые искривляют носовые ходы.

Что с этим делать

Любой насморк, затянувшийся дольше чем на 5–7 дней, надо показать врачу. Специалист предложит схему лечения, которая подойдёт именно вам. Схема может включать в себя физиопроцедуры, лекарственные препараты и даже хирургическое вмешательство (если выяснится, что причина заложенности носа — крупные полипы или, положим, искривление носовой перегородки).

7. Вы неправильно сморкаетесь

Регулярно прочищать нос — важный пункт в лечении насморка. Но этим часто пренебрегают. Кто-то стесняется сморкаться и деликатно прикладывает к носу платочек. Кто-то, напротив, сморкается слишком активно — так, что слизь вылетает чуть ли не из ушей.

Оба варианта плохи. В первом случае вы копите сопли внутри носоглотки, создавая идеальную среду для размножения бактерий. Во втором рискуете загнать слизь в гайморовы пазухи, что чревато гайморитом.

Что с этим делать

Сморкаться регулярно и правильно What’s the best way to blow your nose when sick? . Вот так:

  • Сделайте глубокий вдох через рот.
  • Прижмите пальцем одну ноздрю.
  • Резко выдохните через свободную ноздрю.
  • Теперь прижмите пальцами очищенную часть носа и повторите те же манипуляции для второй ноздри.

Сморкайтесь по мере необходимости, но не реже нескольких раз в день. Это не даст слизи скапливаться в носу и убережёт вас от осложнений.

Ссылка на основную публикацию