Насморк. Страница 43

Насморк. Страница 43

Как лечить насморк? Рекомендации для взрослых пациентов

Спрей для носа от насморка может помочь справиться с неприятными симптомами.

Насморк вызывает дискомфорт, может нарушаться сон и возникнуть риск осложнений со стороны нижележащих отделов дыхательных путей.

Без своевременного лечения насморка повышается риск развития осложнений — вплоть до хронических заболеваний носа.

Ощущение сухости в носу, щекотания, жжения — частые спутники ринита или его последствий.

Для снижения риска заражения при сезонных ОРВИ могут быть использованы некоторые средства на основе морской воды.

Средство на основе натуральной морской воды — грамотная профилактика заболеваний носа и носовой полости.

Риностоп ® Аква Софт рекомендуется для орошения раздраженной, особо чувствительной и/или травмированной слизистой полости носа, в том числе при аллергии, а также сухости слизистой оболочки.

Почему выбирают Риностоп ® Аква софт?

Риностоп ® Аква Форте — средство для орошения полости носа при сильной заложенности.

Подробнее о составе.

Риностоп ® Аква тщательно промывает все отделы полости носа и носоглотки, способствуя активному их очищению от бактерий, вирусов, аллергенов, корок, слизи, частиц пыли.

Узнать состав препарата.

Затрудненное дыхание, бесконечные носовые платки, раздражение на крыльях носа — с насморком хоть раз сталкивался, наверное, каждый взрослый человек. В этом состоянии нет ничего приятного. Оно может лишить сил и основательно испортить настроение на несколько дней. Для того чтобы максимально сократить этот срок, современная медицина предлагает различные лекарства — некоторые можно применять только по назначению врача, а другие — на безрецептурной основе. В этой статье мы попробуем разобраться в разновидностях и принципах действия таких препаратов.

Причины и виды насморка

Что такое насморк, известно всем: и взрослым, и детям. Но не все представляют себе механизм его появления. А ведь для того чтобы понять, как быстро от него избавиться, стоит заинтересоваться этим вопросом.

Внутренняя оболочка носовой полости производит слизь, которая обладает антисептическим действием, убивая множество вредных микроорганизмов, попадающих вместе с воздухом. Мерцательные клетки слизистой носа с микроскопическими ресничками обеспечивают непрерывное движение этой жидкости по направлению от носовых отверстий к гортани, поэтому в отсутствие заболеваний, человек не замечает работы данного механизма. Однако стоит инфекции или аллергену взять верх над иммунной защитой, возникает отек слизистой оболочки и мозг «дает команду» об увеличении секреции слизи. Реснички перестают справляться со своей работой — так и возникает насморк. Кроме того иногда под воздействием патогенных факторов количество подвижных ресничек снижается — это может стать поводом для затяжного заболевания.

Существует несколько типов насморка. Среди основных можно выделить следующие:

  • Острый ринит. Возникает вследствие инфекционного поражения слизистой оболочки. Имеет несколько стадий: первая характеризуется сухостью и жжением в носу, вторая — заложенностью носовых проходов и большим количеством жидкой слизи, третья — появлением гнойных выделений из носа, возникших вследствие ответа иммунной системы. После этого симптомы постепенно сходят на нет. Весь процесс может занимать как 2–3 дня, так и более длительное время в зависимости от особенностей и состояния организма.
  • Хронический ринит. Это заболевание, которое можно охарактеризовать как длительный непроходящий насморк с периодами ремиссии (исчезновения симптомов). Оно возникает в результате плохо пролеченного заболевания или при сложном его течении.
  • Аллергический ринит. Возникает вследствие немедленной реакции организма на определенный аллерген. Часто имеет сезонный характер.

Независимо от причины, насморк может стать предпосылкой для серьезных проблем со здоровьем.

Куда приводит… насморк

Пожалуй, каждый слышал поговорку, что если насморк лечить, то он проходит за 2 недели, а если нет — за 14 дней. Возможно, иногда так и происходит. Но иногда непролеченный насморк ведет прямиком к возникновению гораздо более опасных и неприятных заболеваний.

Слизь, которая забивает носовые проходы, застаивается и способствует продвижению инфекции по дыхательным путям. В результате безобидный насморк может перерасти в синусит, т.е. воспаление носовых пазух. Это в отсутствие лечения может стать причиной возникновения и более опасных заболеваний.

Неправильная терапия или ее отсутствие грозит превращением острого насморка в хронический. А это значит, что выздоровление откладывается на неопределенный срок. Для того чтобы заболевание не получило развития, следует предпринять меры.

Чем лечить сильный насморк?

Прежде чем выбирать лекарство для взрослых, необходимо точно знать причину возникновения ринита. В зависимости от нее может потребоваться один из следующих препаратов:

  • Противоаллергические лекарства. Основаны на действующем веществе, блокирующем реакции гистамина, отвечающего за проявления аллергии. Могут выпускаться как в форме таблеток, так и в других видах, например, назальных спреев. Показанием к назначению может служить аллергический ринит, в том числе и круглогодичный.
  • Противовирусные лекарства. Могут быть использованы как для профилактики, так и для лечения насморка у взрослых на начальных стадиях, в первые дни болезни. Действие лекарств направлено на стимуляцию иммунной системы или непосредственно на атаку вируса. Существуют назальные формы противовирусных лекарств. Их применяют при ОРЗ, ОРВИ, простуде.
  • Антибактериальные лекарства (антибиотики). Использование при насморке антибиотиков может быть рационально лишь при присоединении к обычной причине ринита — вирусного заражения — осложнения в виде бактериальной инфекции. Антибиотики могут назначить при хроническом насморке или при распространении воспаления в околоносовые пазухи.
  • Глюкокортикостероиды. Это гормональные средства, которые имеют противовоспалительное, иммуннорегулирующее и антиаллергическое действие. Для лечения насморка подходят препараты местного применения — капли или спреи. Их используют при хроническом рините, синусите, полипах, аллергическом рините.

Каждое из этих средств можно назвать «тяжелой артиллерией» в лечении насморка у взрослых. Они имеют определенные противопоказания и побочные эффекты, поэтому данные медикаменты не всегда можно употреблять без назначения врача.

Существует еще два типа лекарств, которые широко применяют для лечения ринита, вызванного различными причинами. Это сосудосуживающие средства, противостоящие насморку практически любой этиологии, а также препараты на основе морской воды. Давайте рассмотрим их подробнее.

Сосудосуживающие препараты

Популярность данных средств обусловлена быстрым наступлением эффекта: уменьшением отека слизистой носа, который и вызывает ощущение «заложенности». Сосудосуживающие лекарства снижают приток крови к тканям слизистой поверхности, за счет чего их отечность быстро спадает.

Подобные лекарства актуальны при сильной заложенности носа, которая значительно снижает качество жизни пациента — мешает нормально спать, работать, учиться и т.д [1] . Длительность действия сосудосуживающих средств для носа составляет в среднем 3–8 часов, однако есть и более «продолжительные» варианты — до 12 часов. Часто выпускаются в виде капель и спреев для носа иногда — гелей и мазей.

Врачи не рекомендуют использование сосудосуживающих капель для носа сроком более 3–5 дней [2] . Связано это с возможным развитием эффекта привыкания. Однако в тех случаях, когда избавиться от заложенности необходимо максимально быстро и на непродолжительное время (например, во время деловой встречи), сосудосуживающие препараты для носа могут быть весьма актуальны.

Существует несколько действующих веществ, которые сужают сосуды, являясь распространенными компонентами капель и спреев против заложенности носа:

  • Ксилометазолин. Действие препаратов на его основе длится до 8–10 часов, проявляется через несколько минут после приема [3] . Основные представители рынка в высокой ценовой категории — спреи «Отривин» и «Ксимелин», в доступной — «Риностоп» и «Снуп».
  • Оксиметазолин. Длительность действия может достигать 12 часов, средство не рекомендуют принимать дольше 5–7 дней как, впрочем, и препараты на основе ксилометазалина. Торговые названия, которые можно встретить в аптеках, — «Риностоп Экстра», «Африн», «Називин».
  • Нафазолин. Данное действующее вещество избавляет от отека на срок до 4–6 часов. При регулярном применении привыкание к препаратам может возникнуть уже через 7 дней [4] . Одним из известных представителей рынка является «Нафтизин».

Препараты на основе морской воды

Промывание носа подсоленной в домашних условиях водой уже не актуально. Теперь на полках аптек можно найти специальные растворы натуральной морской воды разной концентрации, каждая предназначена для решения определенных задач. Почему она полезна для носа? Минеральный состав натуральной морской воды близок к составу крови и других жидкостей организма, поэтому не вызывает раздражения или сухости слизистой. Кроме того, морская вода содержит множество полезных микроэлементов, которые восстанавливают внутреннюю защитную оболочку носа. Подобные средства разжижают слизь, способствуя ее легкому выведению, а также очищают нос от патогенных бактерий, возбудителей инфекций и аллергенов.

Растворы морской воды для носа обычно выпускаются в виде спреев и капель. Подходят для лечения любого типа насморка или заложенности носа, как у взрослых, так и у детей — здесь главное правильно выбрать концентрацию раствора:

  • Изотонический раствор морской воды содержит 0,9 г/л хлорида натрия, содержащегося в морской воде, что практически совпадает с его концентрацией в крови. Очищает и увлажняет слизистую, выводит слизь, борется с воспалением, восстанавливает функции слизистой оболочки носа. Подходит для дополнения лечения острого и хронического насморка, аллергического насморка, а также для профилактики этих заболеваний и ежедневного гигиенического ухода за полостью носа, а также для борьбы с ощущением сухости слизистой носа. В аптеках можно встретить изотонические растворы из линейки «Риностоп Аква» — они представлены тремя видами: «Риностоп Аква Софт» (для ежедневной гигиены и увлажнения) и «Риностоп Аква Норм» (для профилактики и лечения ринита и простуды), а также «Риностоп Аква Беби» — для ежедневного ухода и орошения носа у детей с рождения.
  • Гипертонический раствор имеет более серьезную концентрацию — свыше 0,9 г/л хлорида натрия морской воды (обычно около 2,2 г/л). Он предназначен для борьбы с заложенностью носа, то есть — отеком тканей. В отличие от сосудосуживающих средств, гипертонический раствор морской воды «вытягивает» скопившуюся здесь жидкость, в результате чего отеки уменьшаются [5] . В аптеках можно встретить такие препараты под названием «Аквалор Форте», а также «Риностоп Аква Форте» — они могут помочь даже при сильной заложенности носа. Положительным моментом гипертонических растворов морской воды является возможность их длительного применения без риска развития привыкания, как это происходит при применении сосудосуживающих средств.
Читать еще:  Кашель не проходит две недели

Как выбрать безрецептурный препарат от насморка?

В первую очередь обращайте внимание на состав средства от насморка, например, натуральная морская вода по целебным свойствам отличается от воды на основе морской соли. Последняя обладает сниженным количеством полезных минеральных веществ за счет технологии их производства [6] . Также необходимо учитывать возрастные ограничения. Не каждый спрей подойдет для ребенка, ведь в младшем возрасте носовые перегородки более уязвимы — необходимо использовать специальные насадки с ограничительным кольцом для определения глубины введения спрея в носовой ход ребенка, а также предполагающие мягкое распыление для бережного и нетравматичного орошения полости.

Не стоит относиться к насморку легкомысленно — это ставшее привычным заболевание может быть причиной довольно серьезных осложнений, если от него вовремя не избавиться. Но, как мы выяснили, есть разные группы средств для решения проблемы насморка: сосудосуживающие препараты и средства на основе натуральной морской воды. Первые сужают сосуды слизистой носа и тем самым уменьшают заложенность носа. Их применение целесообразно не более 5–7 дней. Средства же на основе морской воды действуют мягко и естественно. Причем применять их можно в течение длительного периода времени, а также в профилактических целях. Это особенно важно для тех, кто не понаслышке знает, что болезни легче избежать, чем ее лечить.

Читать онлайн “Насморк” – RuLit – Страница 43

ЖДУ РИМЕ ХИЛТОН НОМЕР 303 АДАМС

Я перечитал текст раз десять, приближая его к глазам, вертя телеграмму и так и эдак. Ее отправили из Рима в 10:40, следовательно, всего час назад. Может, это обычная ошибка? Рэнди мог перебраться в “Хилтон” – в гостинице возле площади Испании он остановился, не найдя ничего другого, а теперь перебрался и извещает меня об этом. Ему передали, что я звонил, он не дождался моего прибытия, узнал, что полеты задержаны, и отправил телеграмму. Но почему именно так переврали его фамилию?

Я сел, прислонившись к стене, и стал думать, уж не сон ли это? Горящее бра было надо мной. Все, на что я глядел, менялось. Оконная штора, телевизор, загнутый угол ковра, очертания теней казались предвестием чего-то непонятного. Вместе с тем все вокруг находилось в зависимости от меня, существовало только благодаря моей воле. Я решил устранить из окружающего шкаф. Блеск политуры померк, дверца потемнела, в стене возник рваный черный пролом, полный вязкой слизи. Я попытался восстановить шкаф, но тщетно. Комната, начиная с полуосвещенных углов, стала плавиться, я мог спасти лишь то, что оставалось в круге света. Потянулся к телефону. Трубка, насмешливо изогнувшись, выскользнула из ладони, телефон превратился в серый шершавый камень с дырой на месте диска. Пальцы прошли сквозь отверстие и коснулись чего-то холодного. На столе лежала шариковая ручка. Пока она не исчезла, я, напрягая все силы, нацарапал поперек бланка огромными каракулями: “11:00. NAUSEA [тошнота (лат.)] 11:50. ГАЛЛЮЦИНАЦИИ И ХИМЕРЫ”.

Но я не следил за окружающим, пока писал, и теперь уже не мог с ним сладить. Ждал, что комната развалится на куски, но началось непредвиденное. Что-то происходило рядом – как я понял, с моим телом. Оно увеличивалось. Ноги и руки отдалялись. В ужасе, боясь удариться головой о потолок, я бросился на кровать. Лег на спину, дышал с трудом, грудь вздымалась, словно купол собора святого Петра, в каждой руке я мог зажать сразу несколько предметов мебели, да что там, я мог обнять всю комнату!

Это бред, сказал я себе. Не обращай внимания! Я разросся уже до того, что контуры моего тела растворились во тьме, отдалились на целые мили. Я ничего не чувствовал, даже кожей. Оставалось только мое нутро. Огромное. Гигантский лабиринт, пропасть, отъединившая мой разум от остального мира. Но и мир исчез. Задыхаясь, я наклонился над этой своей бездной. Где прежде были легкие, внутренности, жилы, теперь безраздельно царили мысли. Это они казались необъятными. Они были отражением всей моей жизни. Запутанная, помятая, она горела, обугливалась, испепелялась. Рассыпалась огненной пылью, стала черной Сахарой. Это была моя жизнь. Комната, в которой я, как рыба, лежал на самом дне, сжалась до размеров зернышка. И тоже вошла в меня. А тело все росло, и я испугался. Меня убивала страшная сила моего разбухшего внутреннего пространства, все более алчно поглощавшего окружающее. Я застонал в отчаянии, засасываемый куда-то вглубь, и приподнялся на локтях, которые, казалось, опирались на матрац где-то в центре Земли. Боялся, что разрушу стену одним движением руки. Повторял себе, что этого не может быть, но каждой жилкой и нервом чувствовал: это реальность.

В безрассудной попытке бегства я соскользнул с кровати, грохнулся на колени и добрался вдоль стены до выключателя. Свет залил комнату белизной, острой, как нож. Я увидел стол, облитый вязкой радужной мазью, телефон, похожий на обгорелую кость, и далеко в зеркале лоснящееся от пота свое лицо; я узнал себя, но это ничего не изменило. Попытался понять, что со мной происходит, какая сила распирает меня в поисках выхода. Или эта сила я сам? И да и нет. Вздувшаяся рука остается моей рукой. Но если она превратится в гору мяса и придавит меня кипящей громадой, смогу ли я и тогда считать, что это моя рука, а не стихия, которая раздула ее? Я пытался сопротивляться очередным превращениям, но запаздывал – все изменялось быстрее. Мой взгляд уже приподнимал потолок, отодвигал его; любая поверхность прогибалась, оседала, будто я жег и плавил постройки из воска.

– Это галлюцинации! – попытался я крикнуть.

Слова донеслись до меня, подобно эху из колодца. Я оттолкнулся от стены, широко расставил ноги, увязающие в топком паркете, повернул голову, словно купол громадной башни, и заметил на ночном столике часы. Их циферблат превратился в дно сверкающей воронки. Секундная стрелка тащилась по нему неимоверно медленно. Она оставляла на эмали след белее самого циферблата, тот раздвинулся, превратившись в равнину с колоннами войск, наблюдаемую с птичьего полета. Известковая почва между наступающими шеренгами вздымалась от взрывов, пороховой дым впивался в лица солдат, в податливые маски беззвучной агонии. Кровь растекалась округлыми лужицами алой грязи, но пехота в пыли и крови продолжала наступать под ритмичную дробь барабана. Когда я отложил часы, панорама битвы уменьшилась, но не исчезла. Комната покачнулась. Сделала медленный поворот, отжимая меня к потолку. Что-то, однако, удержало меня. Я опустился на четвереньки возле кровати – комната замедляла бег, все опять собиралось воедино. И вдруг остановилось.

Положив голову на пол, как пес, я смотрел на часы, прислоненные к лампе на ночном столике. На них было без пятнадцати час. На циферблате ничего больше не происходило. Секундная стрелка бежала мерно, будто муравей. Я уселся на полу, его прохлада меня отрезвляла. Комната, залитая белым светом, казалась цельным кристаллом, заполненным неслышными звуками, с вплавленными внутрь светящимися предметами. Каждая вещь, каждая складка оконной шторы, тень, падающая от стола, застыли в этой прояснившейся среде и были неописуемо великолепны. Но я в моем напряжении не мог любоваться этой красотой, словно пожарный, который, ожидая появления дыма в амфитеатре, не видит прелестей сцены. Слабый и легкий, я встал на ноги. Превозмогая отчужденность пальцев, дописал на бланке: “12:50. ОБЛЕГЧЕНИЕ ПЛИМАЗИН УТРОМ ОРЛИ – ПАРИКМАХЕР”.

Читать еще:  Перцовый пластырь инструкция по применению при кашле

Я знал только это. Наклонившись над столом и продолжая глядеть на кривые буквы, я ощутил очередную перемену. Отблески на поверхности стола затрепетали, словно крылья стрекоз, взмыли вверх, стол зашелестел мне в лицо серыми перепончатыми крыльями летучих мышей, молочный свет ночника померк, край стола, в который я вцепился, обмяк – я не мог ни убежать от наплыва превращений, ни поспеть за ними. С этой минуты меня захватил новый шквал стремительных метаморфоз; чудовищные, величественные, карикатурные, они пронизывали меня, как ветер, даже если я зажмуривался – глаза стали не нужны. Помню смутное и неустанное усилие, с каким я пытался исторгнуть чуждую стихию, как бы изрыгнуть ее, – все было напрасно, но я защищался и все реже оставался зрителем, превратившись в часть несметных видений, слившись с мечущимся хаосом.

Станислав Лем – Насморк. Страница 43

Положив голову на пол, как пес, я смотрел на часы, прислоненные к лампе на ночном столике. На них было без пятнадцати час. На циферблате ничего больше не происходило. Секундная стрелка бежала мерно, будто муравей. Я уселся на полу, его прохлада меня отрезвляла. Комната, залитая белым светом, казалась цельным кристаллом, заполненным неслышными звуками, с вплавленными внутрь светящимися предметами. Каждая вещь, каждая складка оконной шторы, тень, падающая от стола, застыли в этой прояснившейся среде и были неописуемо великолепны. Но я в моем напряжении не мог любоваться этой красотой, словно пожарный, который, ожидая появления дыма в амфитеатре, не видит прелестей сцены. Слабый и легкий, я встал на ноги. Превозмогая отчужденность пальцев, дописал на бланке: “12:50. ОБЛЕГЧЕНИЕ ПЛИМАЗИН УТРОМ ОРЛИ – ПАРИКМАХЕР”.

Я знал только это. Наклонившись над столом и продолжая глядеть на кривые буквы, я ощутил очередную перемену. Отблески на поверхности стола затрепетали, словно крылья стрекоз, взмыли вверх, стол зашелестел мне в лицо серыми перепончатыми крыльями летучих мышей, молочный свет ночника померк, край стола, в который я вцепился, обмяк – я не мог ни убежать от наплыва превращений, ни поспеть за ними. С этой минуты меня захватил новый шквал стремительных метаморфоз; чудовищные, величественные, карикатурные, они пронизывали меня, как ветер, даже если я зажмуривался – глаза стали не нужны. Помню смутное и неустанное усилие, с каким я пытался исторгнуть чуждую стихию, как бы изрыгнуть ее, – все было напрасно, но я защищался и все реже оставался зрителем, превратившись в часть несметных видений, слившись с мечущимся хаосом.

После часа ночи я выплыл еще раз. Процесс шел как бы волнами, и каждая фаза казалась предельной, но это было не так – всякий раз ощущения становились все ярче. Видения отступили между двумя и тремя часами ночи, и это оказалось самым ужасным – окружающее обрело нормальный внешний вид, но в какой-то иной реальности. Как эта передать? Мебель и стены окаменели, запеклись, затвердели в чудовищном напряжении; время остановилось, и окружающее, лавиной накатывавшее на меня со всех сторон, застыло, как в замедленной магниевой вспышке. Комната была как выдох между двумя воплями, а все, что грозило вот-вот случиться, с наглой усмешкой проглядывало в стыках узоров на обоях, в картинках с замками Луары над кроватью, в зеленых газонах перед этими замками. В этой зелени я прочитал свой приговор, я смотрел на нее, упав на колени, понимая, что проигрываю. И тогда я набросился на комнату, да, на комнату – сорвал шнуры с оконных занавесок и гардин, сдернул материю с колец, смахнул на пол постель, швырнул этот смертоносный клубок в ванну, ванную запер на ключ, а ключ сломал, всадив в замочную скважину наружной двери, – и вот тогда, запыхавшийся, стоя в оконной нише на поле битвы, понял, что мои усилия тщетны. Я не могу избавиться от окон и стен. Я вытряхнул на пол вещи из чемоданов, добрался до плоских колец, соединенных металлическим штырем, Рэнди с улыбкой вручил мне их в Неаполе, чтобы я мог заковать убийцу, окажись он в моих руках. Я поймал его! Среди сорочек рассыпались темные катышки – миндаль из лопнувшего пакетика, – я не стал о нем писать, боялся, что не успею, поэтому только швырнул горсть орехов на телеграфный бланк, придвинул кресло к батарее отопления, упал в него, уперся в него спиной, ногами в пол и, приковав себя к трубе калорифера, напрягшись до предела, ждал _этого_, как старта. Но стартовал я не вверх и не вниз, а в глубину – в жаркой бурой мгле, среди пляшущих стен, прикованный наручниками, мог дотянуться только до ножки кровати. Мне удалось придвинуть ее, и я, словно сбивая пламя, уткнулся головой в матрац, прогрыз его до поролоновой начинки; пористая масса не душила, и я свободной рукой схватил себя за горло и сжал его, воя от отчаяния, что никак не могу себя прикончить. Помню, что перед потерей сознания я почувствовал взрывы под черепной коробкой. Наверно, я колотился головой о трубу. Помню слабую вспышку надежды, что, может, теперь удастся. И больше ничего. Я умер, и мне не казалось странным, что я знаю об этом. Я плыл темными водопадами по неведомым гротам, в реве и шуме, словно слух мой не умер вместе с телом. Слышал звон колоколов. Темнота порозовела. Я открыл глаза и увидел огромное, чужое, бледное, неестественно спокойное лицо, склоненное надо мной. Это было лицо доктора Барта. Я сразу узнал его и хотел сказать об этом, но тут уже самым пошлым образом потерял сознание.

Меня нашли в четыре утра, прикованного к калориферу, – итальянцы из соседнего номера вызвали прислугу, и, поскольку это смахивало на приступ безумия, мне, прежде чем доставить меня в больницу, сделали успокаивающий укол. Старина Барт прочитал в газете наутро, что вылеты задержаны, позвонил в Орли и, узнав о происшедшем, поехал в больницу, где я все еще лежал без сознания. Окончательно я пришел в себя через тридцать часов. У меня были повреждены ребра, прокушен язык, на голову в нескольких местах наложили швы, запястье, сжатое кольцом наручников, раздулось, как пузырь, – так я рвался с цепи. К счастью, регулятор, к которому я себя приковал, был металлический, пластмассовый наверняка не выдержал бы, и тогда я выбросился бы из окна; ничего на свете я так не хотел, как этого.

Один канадский биолог обнаружил в кожной ткани людей, которые не лысеют, то же нуклеиновое соединение, что и у нелысеющей узконосой обезьяны. Эта субстанция, названная “обезьяньим гормоном”, оказалась эффективным средством против облысения. В Европе гормональную мазь три года назад стала выпускать швейцарская фирма по американской лицензии Пфицера.

Швейцарцы видоизменили препарат, и он стал более действенным, но и более восприимчивым к теплу, от которого быстро разлагается. Под влиянием солнечных лучей гормон меняет химическую структуру и способен при реакции с риталином превратиться в депрессант, подобный препарату X доктора Дюнана, и тоже вызывающий отравление лишь в больших дозах. Риталин присутствует в крови у тех, кто его принимает, гормон же применяют наружно в виде мази, с примесью гиалуронидазы, что облегчает проникновение лекарства через кожу в кровеносные сосуды. Чтобы произошло отравление с психотическим эффектом, требуется втирать в кожу едва ли не двести граммов гормональной мази в сутки и принимать более чем максимальные дозы риталина.

Катализаторами, в миллион раз усиливающими действие депрессанта, являются соединения цианидов с серой – роданиды. Три буквы, три химических символа, CNS, – это ключ к решению загадки. Цианиды содержатся в миндале, они и придают ему характерный горьковатый привкус. Кондитерские фабрики в Неаполе, выпускающие жареный миндаль, страдали от засилья тараканов. Для дезинфекции кондитеры применяли препарат, содержащий серу. Ее частицы проникали в эмульсию, в которую погружали миндаль перед посадкой в печь. Это не давало никакого эффекта, пока температура в печи оставалась невысокой. Только при повышении температуры карамелизации сахара цианиды миндаля, соединяясь с серой, превращались в родан. Но даже родан, попав в организм, сам по себе еще не служит эффективным катализатором для вещества X. Среди реагентов должны находиться свободные сернистые ионы. Такие ионы в виде сульфатов и сульфитов поставляли лечебные ванны. Итак, погибал тот, кто употреблял гормональную мазь, риталин, принимал сероводородные ванны и в придачу лакомился миндалем, по-неаполитански жаренным с сахаром. Роданиды катализировали реакцию, присутствуя в столь ничтожных количествах, что обнаружить их можно было только с помощью хроматографии. Причиной неосознанного самоубийства было лакомство. Тот, кто не ел сладостей из-за диабета или не любил их, уцелел. Швейцарская разновидность мази продавалась по всей Европе последние два года, поэтому раньше подобных несчастных случаев не происходило. В Америке их не было вовсе там продавался препарат Пфицера, не разлагавшийся вне холодильника так быстро, как европейский. Женщины не пользовались этой мазью и в число жертв не попали.

Читать еще:  Кашель сухой не откашливается

Насморк. Страница 43

Острый ринит (он же насморк), пожалуй, самая распространенная болезнь на планете. Каждому знакомы симптомы этой, на первый взгляд, пустяковой хвори: заложенность носа, чихание, головная боль, а также постоянный поиск носового платка в кармане. При этом тактика лечения насморка колеблется от принципа “само пройдет” до назначения целой батареи капель, микстур и таблеток, без которых вполне можно было бы обойтись.

И такой разброс понятен: если серьезную болезнь можно доверить лишь специалисту, то рецептом по лечению насморка с вами поделится кто угодно – от доктора физ.-мат. наук до старушки в аптеке. Вот мы и попробуем с позиций врача-оториноларинголога разобрать самые распространенные заблуждения, касающиеся проблемы насморка.

Заблуждение первое: если насморк лечить, то он пройдет за неделю, а если не лечить – за 7 дней

Это утверждение не было бы столь популярным, если бы не имело под собой никаких основании. Действительно, большинство острых ринитов, которые служат проявлением острой респираторной вирусной инфекции (ОРВИ) разрешаются самостоятельно. Однако насморк все-таки нуждается в лечении – хотя бы для того, чтобы улучшить самочувствие пациента. Но главное, затем чтобы предотвратить, развитие вторичной бактериальной инфекции – бактериального синусита (воспаления придаточных пазух носа), острого среднего отита (воспаления полости среднего уха) и других серьезных заболеваний, которые могут осложняться опасными для жизни состояниями – менингитом, абсцессом мозга и т.д. Поэтому стратегической целью лечения банального насморка является устранение условий, подходящих для бурного размножения патогенных бактерий, – отека и нарушения вентиляции околоносовых пазух, а также дисфункции слуховой (евстахиевой) трубы.

Заблуждение второе: промывание носа вредно и приводит к отитам

Это утверждение правдиво лишь наполовину. «Назальный душ» во всем мире признан первоочередным лечебным методом при остром рините. Именно механическое очищение слизистой оболочки носа предотвращает ее заселение бактериями и дает возможность контактировать с ней другим лекарственным средствам, применяемым местно. Вред может нанести раздражение слизистой оболочки носа раствором, который сильно отличается от нее по осмотическому давлению, поэтому рекомендуется использовать изотонические солевые растворы (в том числе морской воды), в изобилии представленные в аптеках. Риск возникновения острого среднего отита при промывании носа действительно существует, но его сводит к минимуму применение спреев с мелкодисперсным распылением (a не с направленной струей, которая может попасть в устье евстахиевой трубы). Кроме того, раствор не следует распылять по направлению к устью слуховой трубы (то есть не надо отклоняться вбок от средней линии).

Заблуждение третье: сосудосуживающие капли опасны

Небезосновательное утверждение, но разумное использование капель и спреев, уменьшающих отек слизистой оболочки носа, является основным и даже безальтернативным способом устранить заложенность носа и предупредить осложнения, описанные выше. Именно сосудосуживающие препараты (деконгестанты) быстро устраняют отек носовых раковин за счет сужения их сосудов, тем самым не только давая возможность дышать носом, но и поддерживая проходимость соустий околоносовых пазух и евстахиевой трубы.

Заблуждение четвертое: сосудосуживающие капли абсолютно безопасны

И это, к сожалению, не так. Будучи сходными с адреналином, деконгестанты в той или иной мере способны всасываться в кровоток и оказывать системное действие: повышать артериальное и внутриглазное давление, а у детей, особенно раннего возраста, вызывать тяжелые токсические реакции. Крайнюю осторожность при использова­нии этих лекарств должны соблюдать люди с артериальной гипертензией, глаукомой и повышенной функцией щитовидной железы. Концентрации препаратов следует применять в соответствии с возрастом пациента (большинство из них представлены в двух или трех концентрациях – «взрослой» и «детских»). Кроме того, следует помнить, что кратность применения большинства деконгестантов составляет от 2 до 4 раз в сутки.

Длительное, более 5-7 дней, применение местных сосудосуживающих средств несет в себе риск развития тахифилаксии (привыкания), когда эффективность препарата снижается, а потребность в его использовании возрастает и становится постоянной. В связи с этим продолжительность применения сосудосуживающих капель должна быть минимально необходимой (обычно 3-4 дня). Если требуется более длительное лечение, то большинство врачей рекомендуют через 5-7 дней сменить препарат, причем новый препарат должен отличаться от старого не фирмой-производителем и не формой выпуска, а международным непатентованным названием.

Заблуждение пятое: сохранение симптомов ОРВИ и насморка более 3 дней требует назначения антибиотиков

Длительность течения большинства случаев ОРВИ составляет от 5 до 10 дней, но иногда достигает и месяца. Системная антибактериальная терапия должна назначаться только врачом при наличии убедительных признаков бактериальной инфекции. О развитии бактериального риносинусита, при котором надо назначать антибиотики, можно судить по следующим ориентировочным критериям: нарастание симптоматики к 5-му дню заболевания или сохранение выраженных жалоб после 10-го дня. Необоснованное назначение антибиотиков при ОРВИ не только не уменьшает риск бактериальных осложнений, но и приводит к отбору и размножению нечувствительных микробов, что может создать серьезные проблемы при выборе антибактериального препарата в будущем.

Использование местных антибиотиков и антисептиков вполне обосновано при появлении гнойного или слизисто-гнойного отделяемого из носа, что обычно связано с локализованной активацией условно-патогенных бактерий.

Заблуждение шестое: если при насморке в мазке из носа обнаружен золотистый стафилококк – срочно нужен антибиотик

Взятие матка износа для микробиологического исследования в большинстве случаев – бессмысленное занятие. С одной стороны, все мы постоянно носим в себе множество видов условно-патогенных бактерий, поэтому в мазке из носа нестерильной зоны дыхательных путей – практически всегда будет обнаружен тот или иной «нехороший» микроб, хотя далеко не факт, что именно он является причиной воспаления в носу. С другой стороны, показанием для назначения антибактериальной терапии служит не анализ, а клиническая картина. Таким образом, результат микробиологического исследования мазка из носа – лишь повод для врача задуматься, но никак не основание для срочного лечения.

Заблуждение седьмое: назначение противоаллергических препаратов ускоряет выздоровление от насморка

У пациента с аллергическим ринитом (круглогодичным или сезонным) любая инфекция в полости носа ведет в той или иной мере к обострению аллергического воспаления. В этом случае назначение противоаллергических (прежде всего антигистаминных) препаратов при остром инфекционном насморке представляется разумным. Однако рутинное назначение антигистаминных препаратов всем пациентам с острым ринитом не обосновано. Антигистаминные препараты 1 поколения (димедрол, супрастин, тавегил и др.) увеличивают вязкость отделяемого, что способствует развитию осложнений, и обладают седативным действием, усиливая и без того имеющуюся повышенную утомляемость и сонливость. Если назначение антигистаминных препаратов все-таки необходимо (у больных с аллергическим ринитом), то предпочтение следует отдавать современным препаратам, которые практически лишены подобных нежелательных эффектов.

Заблуждение восьмое (но далеко не последнее): при рецидивирующем насморке нужно лечить иммунную систему

К сожалению, желание “основательно полечить” острый насморк, особенно если он случается не впервые, зачастую приводит к приему препаратов “повышающих иммунитет”. Между тем подобный подход противоречит главному принципу медицины: «не навреди». Редкий фармацевт и даже врач (за исключением иммунолога) может внятно объяснить, на какие звенья иммунного ответа влияет тот или иной иммуностимулятор. Большинство препаратов, действующих на иммунную систему, назначают лишь по результатам специального иммунологического обследования, которое, в свою очередь, показано небольшой группе пациентов с обоснованным подозрением на иммунодефицит.

Подводя итог сказанному, нужно отметить, что принципы лечения неосложненного острого ринита очень просты. Лечение складывается из механического очищения полости носа, разумного использования сосудосуживающих препаратов и в ряде случаев местных антисептических и антибактериальных средств. Целесообразность иных лечебных мероприятии следует обсудить с врачом.

Ссылка на основную публикацию